В. И. Срезневскаго принадлежала почти исключительно Мало icon

В. И. Срезневскаго принадлежала почти исключительно Мало



Схожі
  1   2   3
131) ПЕРЕПИСКИ 10. СРШШГО.

1829—1839 гл.

Сборнивъ извлеченій изь переписки И. И. Срезневскаго, нынѣ появляющійся на страницахъ Кіевскоб Старины, должевъ обнять собою 1829—1839 годы. Въ эти годы дѣятельностъ В. И. Срезневскаго принадлежала почти исключительно Мало- россіи и предметомъ своимъ по преимуществу иыѣла наблюде- нія надъ жизнью народа, собираніе памятниковъ народной поэзіи. Интересъ къ такимъ наблюденіямъ видѣнъ въ самомъ старшемъ изъ сохранившихся иисемъ И. И. Срезневскаго: „На­пиши, какъ провелъ праздники, какъ встрѣтилъ новый годъ, какъ встрѣтили его ваши деревенскіе жители писалъ онъ въ 1827 году своему другу, имени котораго письмо не сообщаетъ; „я очень люблю слушать и читать что либо народное о просто- душныхъ мужикахъ, о застѣнчивыхъ дивчинахъ, о старушкахъ раэсвазчицахъ, люблю слушать ихъ разсказы; въ ихъ быту ясно можно видѣть прежнее состояніе, духъ, нравы милыхъ сердцу моему Россіянъ". Въ этихъ словахъ пятнадцатилѣтняго сту­дента уже сквозитъ обликъ будущаго этнографа; въ дальнѣй- шихъ письмахъ какъ самого Измаила Ивановича, такъ и его корресиондентовъ всего періода 1829—1839 годовъ намеки перваго письма пОлучаютъ все большее и большее развитіе: жи- Томъ 73—ІЮНЬ, 1901. 1-1 вая старина Украины, какъ обломокъ старой русской жизни, ея народная иоэзія, ея природа, ея жители—вотъ тѣ предметы, вовругъ которыхъ вращаются интересы молодого харьковскаго ученаго. ГІутешествіе 1839—1842 г.г. по землямъ зарубежныхъ славянъ и близкое ознакомленіе съ славянскимъ міромъ во всей его совокупности расширили прежнія научныя увлеченія Сре­зневскаго: осповой его занягій, и но любви, и но убѣжденію, вмѣсто одной Малороссии, какъ части Россіи, съ тѣхъ поръ на долгое время стало все славянстяо, какъ одно цѣлое.

Считаю полезнымъ представить здѣсь краткій очеркъ жизни И. И. Срезневскаго ва періодь, обнимаемый настоящимъ сбор- никомъ: онъ даетъ возможность читателю легче оріентироваться въ рядѣ отдѣльныхъ переписок*.

Измаилъ Ивановичъ Срезневскій родился въ Ярославлѣ 1 іюня 1812 года. Отецъ его, профессоръ Ярославскаго Демидов- сваго высшихъ наукъ училища, Иванъ Евсѣевичъ Срезневскій не задолго до рожденія дитяти долженъ былъ уѣхать изь Ярославля въ Харьковъ, куда былъ назиаченъ на мѣсто умер- шаго въ 1811 г. профессора россійскаго краснорѣчія, Рижскаго. Двухмѣсячнымъ ребенкомъ былъ неревезенъ въ Харьковъ и Измаилъ Ивановичъ. Съ 1819 года, когда умеръ Иванъ Евсѣ- евичъ, мальчикъ остался подъ исключительнымъ надзоромъ своей матери Елены Ивановпы Срезневской. Въ университетъ Измаилъ Ивановичъ вступилъ въ 1826 году; Е. И. Срезнев­ская предполагала направить его по медицинскому факультету, но Онъ не могъ одолѣть своего огвращенія къ трупному запаху и поступилъ на эѳико-политическое отдѣленіе философскаго фа­культета. Нельзя, впрочемъ, признать этотъ шагъ вполнѣ со- внательнымъ; онъ вѣроятно былъ сдѣланъ по увлеченію и не безъ вліянія товарищей. Какъ человѣкъ даровитый и энергич­ный, Орезневскій сразу отдался университетскимъ занятіямъ и въ 1828 году уже мечталъ о каѳедрѣ, говорилъ, что служить по ученой части его давнее желаніе; онъ включилъ себя въ число тридцати кандидатовъ на посылку заграницу для усовер- шенствованія и былъ утвержденъ попечителемъ съ пятью дру­

гими товарищами. Въ то же время съ гораздо бблыпимъ увле- ченіемъ онъ предался работамъ по народной поэзіи, начавъ съ четырнадцати лѣтъ собирать этнографическіе матеріалы.

Въ 1829 году, по представленіи диссертаціи „Объ обидѣ", онъ блистательно кончилъ курсъ университета и поступилъ на службу въ Дворянское депутатское собраніе, гдѣ оставался до

  1. года. Къ этому времени относится начало его литератур­ной дѣятельности: онъ выступилъ передъ публикой въ товари- щескомъ изданіи „Украинскій альманахь“; здѣсь были напеча­таны его стихотворенія, „Мысли и замѣчанія* и первыя записи малорусскихъ думъ. Этнографическое направленіе занятій И. И. Срезневскаго, сказавшееся въ иервомъ его изданіи, подтверди­лось новой его работой,—„Словацкими пѣснями" (1832), запи­санными со словъ заходившихъ въ Харьковъ Словаковъ-ходеб- іцивовъ. Но особенное развитіе его труды по народной словес­ности получили въ 1882—1833 годахъ, когда онъ жилъ въка- чествѣ домашняго учителя въ имѣніи Подольскихъ близь Днѣ- правскихъ нороговъ; здѣсь онъ предался своимъ работамъ со всею страстностью, записывалъ пѣсни, преданья, знакомился съ бытомъ Запорожья по „живымъ памятникамъ минувшаго“—ста- рымъ козакамъ-бандуристамъ, которые тогда попадались еще кое-гдѣ въ Украинѣ. Результатомъ наблюденій и записей И. И. Срезневскаго, сообщеній его друзей и пособниковъ явилась въ

  2. году первая книга его „Запорожской Старины".

Вг 1833 году И. И. Срезневскій вновь зачислился на службу сначала въ Харъковскій Совѣстный судъ, затѣмъ, въ

  1. г. въ Депутатское дворянское собраніе, гдѣ онъ занялъ мѣсто библіогекаря харьковской публичной библіогеки. Нлодомъ бпбліотечныхъ занятій И. И. Срезневскаго былъ изданный имъ „Систематическій указатель книгъ и рукописей, находящихся въ харьковской публичной библіотекѣ, № 1“ (1834, безъ фами- ліи составителя). Во все время службы въ Депутатскомъ собра- ніи и въ Совѣстномъ судѣ Измаилъ Ивановичъ занимался ире- подаваніемъ русскаго языка и словесности, исторіи к географіи въ частныхъ училищахъ и семействахъ. Не прерывая и юриди- ческихъ занятій, онъ приготовлялся мало-по-малу къ магистер* ству и въ сентябрѣ 1885 года сдалъ экзаменъ на степень ма­гистра по политической исгоріп, статистикѣ а политической вкономіи. Диссертація на назначенную факультетомъ тему „О сущности и содержаніи теоріи въ политическихъ наукахъ" была цредставлена въ факультетъ въ началѣ 1836 года и въ апрѣлѣ 1837 г. одобрена къ защитѣ. Защита состоялась 16-го іюля 1837 г.; утвержденіе въ званіи магистра со стороны министра иослѣдовало 27-го аегуста того-же года, и 9-го сентября И. И. Срезневекій былъ назааченъ адъюнктъ-профессоромъ харьков- скаго университета по каѳедрѣ политической экономіи и ста­тистики. Печатные труды И. И. Срезневскаго т 1834—1837 годы касались главнымъ образомъ исторіи Малороссіи и народ­ной малорусской словесности. Это были, во первсіхъ, книжки „Запорожской Старины", далѣе „Отрывки изъ записокъ о старцѣ Григоріи Сковородѣ" (1834), яВзглядъ на памятники украин­ской народной словесности" (1834), „Иванъ Барабашъ" (1835), „Общія основанія Зендавесты" (1835), „Мартынецъ" (1335), „Барсеркиь (1836), разсказы „Маіоръ, маіоръ"! (1836), и „Карзоіііа зопаііпа" (1837), рядъ измѣненныхъ извлеченій ивъ „Запорожской Старины*, наиечатанныхъ въ ІІетербургскихъ и Московскихъ періодическихъ изданіяхъ, наконецъ „Опытъ о сущности и содержаніи теоріи въ наукахъ политическихъ"

  1. . Рядъ этихъ изданій, съ „Запорожской Стариной" во главѣ, выдвинулъ Измаила Ивановича, какъ изслѣдователя весьма даровитаго, какъ выдающагося историка Украины, какъ наблюдателя народной жизни, какъ эвергичнаго труженика, обратиль въ то-же время на него вниманіе со стороны людей, отъ которыхъ, какъ оказалось впослѣдствіи, стала' въ зависи­мость его дальнѣйшая судьба. Когда въ октябрѣ 1837 года въ Харьковскій универсптетъ ирипіло первое нредложеніе объ из- браніи изъ среды гірофессоровъ лицъ для посылки заграницу съ цѣлью подготовлена къ занятію каѳедръ славяновѣдѣиія, Гулакъ Артемовскій, деканъ философскаго факультета, предложилъ кан- дидатомъ Харькокскаго университета Рославскаго-Петровскаго.

Рославскій мало былъ склоненъ къ занятію каѳедры славяно- вѣдѣнія, занимаясь исключительно науками историческими, и поэтому на предложеніе Гулака представилъ такія услокія, ко­торая едва ли можно было бы принять въ другое время, тѣыъ не менѣе Артемовскому они не показались странными, и по его представление совѣтъ университета ихъ одобрилъ. Попечи­тель харьковскаго учебнаго округа, графъ Юрій Александровичъ Головкинъ, не далъ утвержденія проекту Гулака-Артемовскаго и предложилъ съ своей стороны послать заграницу Срезнев­скаго, который, какъ онъ писалъ, „постоянно и съ успѣхомъ занимался уже изслѣдованіемъ и изучевіемъ нѣкоторыхъ язы- ковъ, составляющихъ отрасли славянскаго". Предложеніе попе­чителя было принято совѣтомъ университета, и такимъ обра- зомъ начался поворотъ въ дѣятельности Срезневскаго, какъ профессора; на помощь личнымъ симпатіямъ, связывавшиыъ его съ его любимымъ предметоыъ, выступило оффиціальное поло- женіе избранника университета для изученія исторіи и литера­туры славянскихъ нарѣчій.

Въ 1838 году, пока длилась переписка о вовомъ назначе- ніи, И. И. Срезневскій продолжалъ читать лекціи по статистикѣ въ качествѣ адъюнкта. Въ это же время въ стѣнахъ универси­тета рѣшалось близко затрогивавшее Измаила Ивановича дѣло о его докторской диссертаціи. Написаввая на тему „Должна ли политическая экономія зависѣть отъ статистики", она. между прочимъ проводила мысль о подчиненномъ положеніи полити­ческой экономіи по отношенію къ статистикѣ. Новизна и смѣ- лость воззрѣній автора возбудили нротивъ него большинство профессоров!; окончательный приговоръ надг диссертаціей былъ произнесенъ въ засѣдавіи 16-го декабря 1837 г.: работа была отвергнута. Это рѣшеніе нанесло тяжелый ударъ самолюбію молодого профессора; но теперь жребій былъ брошевъ, и изъ двухъ дорогъ можно было уже съ увѣренностью выбрать ту, которая раньше страшила своею неизвѣстностью. 7-го января 1839 года Измаилъ Ивановичъ сообщилъ въ совѣтъ универси­тета о пОлномъ своемъ согласіи отправиться ваграницу для

изученія славянскихъ нарѣчій на тѣхь условіяхъ, которыя были поставлены въ предложеніи совѣта и на которыя онъ съ ноября иѣсяца не давалъ отвѣта. Длинный рядъ необходимыхъ фор­мальностей отсрочилъ отправленіе Измаила Ивановича въ путе- шествіе еще на девять мѣсяцевъ. Между тѣмъ Измаилъ Ивано­вичъ безостановочно продолжалъ учено-литературныя работы. Онъ напечаталъ первую книжку „Украинскаго сборника" (1888), въ которой появилась впервые „Наталка Полтавка" И. II. Котляревскаго, „Мартына Пушкаря" (1838). „Сеймы*

  1. , „Изборники" (1338), „Сближеніе религіи ^Персидской съ Египетскою" (1839), „Историческое обозрѣніе гражданскаго устройства Слободской Украины* (1839), „Аѳинскій языкъ въ Россіи" (1839), свою диссертацію „Опытъ о предметѣ и эле- ментахъ статистики и политической экономіи сравнительно"

  2. , новый выпускъ „Запорожской Старины", рядъ статей въ энциклопедическомъ словарѣ Плюшара, касающихся исторіи, географіи и этнографіи Малороссіи. Въ то же время онъ гото­вился къ путешествію, сдѣлалъ небольшую поѣзду по Украинѣ, чтобы, какъ онъ писалъ Снегиреву, въ этомъ маленькомъ путе- шествіи дать себѣ образчикъ того, что нужно будетъ сдѣлать впослѣдствіи въ болыпомъ размѣрѣ. Въ іюлѣ мѣсяцѣ наконецъ состоялось Высочайшее повелѣніе о командированіи его загра­ницу на два года „для усовершенствования въ исторіи и лите- ратурѣ славянскихъ народовъ"; обычная канцелярская волокита эадержала путника на два мѣсяца, и только 17-го сентября Измаилу Ивановичу удалось выѣхать изъ Харькова. Такъ окон­чился первый періодъ его литературно-научной дѣтельности.

Участниками переписки И. И. Срезневскаго за первые годы его дѣятельности сначала были его близкіе родные—Осипъ Евсѣ- евичъ Срезневскій, К. А. Кускова, Е. И. Срезневская, затѣмъ университетскіе товарищи—братья Евецкіе, Росковшенко иШпи- гоцкій. Среди этого пріятельсваго кружка явились на свѣтъ первые литературные опыты И. И. Срезневскаго—стихотворенія, не- болыпія статейки; среди того же кружка начались и этногра- фическія его занятія; потому переписка пріятелей носила частью этнографическій, частью литературный характеръ. Затѣмъ, когда начальные шаги дѣятельности И. И. Срезневскаго пока­зали въ печати его украинскія симпатіи, а „Запорожская ста­рина® завоевала вниманіе всей Малороссіи, къ числу этихъ корреспондентовъ прибавились лица, подобно ему интересовав- шіяся украинской стариной—этнографы-любители, украинцы- патріоты; таковы были: Лнсавицкій, Боровиковскій, Дмитрюковъ, Залѣсскій, Міоновичъ, Гоголь а потояъ И. Мазановъ, Костома- ровъ, Меглинскій и др. „Запорожская Старина", аза нею рядъ статей Срезневскаго въ „Сынѣ Отечества", въ „Утренней Звѣздѣ", въ „Ученыхъ запискахъ Московскаго университета", въ „Мос- ковскомъ Наблюдателѣ", „Телескопѣ", „Сѣверной Пчелѣ“—скоро раздвинули кругъ его знакомствъ и завязали сношееія съ сто­личными учеными и литераторами; таковы были Снегиревъ, Анастасевичъ, Пассекъ...

Сборникъ писемъ эа первый періодъ дѣятельности И. И. Срезневскаго начинается его письмами къ матери, изъ которыхъ первое писано въ 1829 году, во время поѣздки въ Москву, послѣ сдачи кандидатскаго экзамена. ІІисемъ, относящихся къ болѣе раннему времени, въ бумагахъ И, И. Срезневскаго сохранилось всего три: это—письмо къ И. И. Срезневскому Осипа Евне­вича Срезневскаго (1825 г.), бывшаго профессора Казанскаго университета, уволеннаго изъ университета при ревизіи Маг- ницкаго, интересное по преимуществу, какъ матеріалъ для біографіи его автора; второе письмо (1827 г.) адресовано И. И. Срезневскимъ къ неизвѣстному лицу,—оно приведено въ отрывкѣ выше; этотъ отрывокъ и составляетъ все его значеніе; нако- нецъ третье письмо (1828 г.) писано И. И. Срезневскимъ къ его бабушкѣ Е. А. Кусковой,—въ немъ говорьтся о предиоло- жепіи И. И. Срезневскаго посвятить себя профессурѣ. Писемъ въ Е. И. Срезневской сохранилось чрезвычайно много; обильныя мелочами, подробностями жизни, они являются какъ бы отрыв­ками, потому что мать съ сыномъ жили по большей части вмѣстѣ. Первый рядъ писемъ относится къ 1829-му году— поѣздкѣ И. И. Срезневскаго въ Москву, второй рядъ (1832— 1833) описываетъ жизнь И. И. Срезневскаго въ имѣнья Подоль- скихъ Варваровкѣ на Двѣпрѣ, гдѣ онъ занималъ должность учителя; третій рядъ (1839) писанъ изъ его путешествія по Малороссіи. О Е. И. Срезневской и объ отношеніяхъ къ ней Измаила Ивановича Срезневскаго мнѣ уже случилось говорить въ предислоніи къ Иисьыамъ И. И. Срезневскаго изъ заграницы 1839—1842. Е. И. Срезневская (рожд. Кускова ■(■ 1856 г.) была съ юныхъ лѣтъ И. И. Срезневскаго его единственнымъ наставникоыъ и другомъ; И. И. былъ ею нодготовленъ къ пан- сіону, ею воспитывался до самаго университета и послѣ уни­верситета продолжалъ находиться подъ сильнымъ ея вліяніемъ, въ большой съ нею дружбѣ. „Передъ нею“, писалъ Измаилъ Ивановичъ въ 1870-хъ г г., „не было у меня ничего затаен- наго“,—она „объятьями и слезами награждала меня за всякое откровенное слово, жила со мною одними радостями, одними горестями, тѣми же впечатлѣніями, сама отъ меня ничего не скрывая... Мы были только двое и жили другъ для друга. Не то чтобъ между нами не было невзгодъ; но вечеромъ при про­щанья слезами все омывалось; раньше или позже, иногда и очень ноздно, мы все-таки оканчивали нашу бесѣду глубоко мирно,—и на утро для каждаго изъ насъ вставало свѣтлое солнце". Эти слова ясно обрисовываютъ отношенія между ма­терью и сыномъ и даютъ понятіе о томъ, какой характеръ должна имѣть ихъ переписка.

Письма И. И. Срезневскаго нъ Е. И, Срезневской.

1.

Дражайшая маменька! И такъ пролетѣлъ третій день, какъ я не вижу васъ болѣе; третій день уже тому, какъ нашею должностію сдѣлалась безпрестанная кибиточная тряска.—Уже пространство 250 верстъ разлучаегь насъ.—Добрая маменька, вы аовѣрите тому, что не смотря па всѣ удовольствія путеше-

ствія, воспоминаніе о спокойной жизни харьковской, объ удо- вольствіяхъ донашнихъ, о тѣхъ заботахъ, кои вы на нась обра­щали и кои теперь я живо могу представить, ваводятъ на меня уныніе; оно конечно улетаетъ, но не совсѣмъ: оно оста­нется во мнѣ до тѣхъ поръ, пока снова верхи зданій харьков- скихъ не представятся моимъ взорамъ. Великую благодарность я долженъ имѣть къ Ивану Николаевичу ') за то, что онъ мнѣ доставилъ удовольствіе увидѣть большое количество родныхъ мнѣ по сердцу, по духу, по желаніямъ. Вы знаете, маменька, какъ я любилъ слушать разсказы ваши и Ивана Николаевича о милой моей родинѣ и о русскихь; я желалъ, подобно птичкѣ полуденной, вскормленной на чуждой сторонѣ, полетѣть на свою невиданную родину; и полетѣлъ и чѣмъ далѣе ѣду, тѣмъ болѣе знакомлюсь съ нею.—Представьте, маменька, вакъ должно биться мое ретивое. Мы уже въ Курскѣ. Вокругъ меня все русское, все меня з&нимаегь; при томъ теперь воскресенье; все такъ раз- ааряжено: богатые кокошники и другіе головные уборы, бѣлыя тонкія рубахи и разноцвѣтныя понявы, юпки и сарафаны бег- престанно попадаются на глаза. Я не въ силахъ выразить вамъ на словахъ всѣхъ чувствъ моихъ. Позвольте мнѣ это оставить до слѣдующихъ писемъ и до пріѣзда...

1829, іюля 7. Курска.





Сторінка1/3
Дата конвертації09.01.2013
Розмір0.79 Mb.
ТипДокументы
  1   2   3
Додайте кнопку на своєму сайті:
uad.exdat.com


База даних захищена авторським правом ©exdat 2000-2012
При копировании материала укажите ссылку
звернутися до адміністрації
Документи